ОЛИМПИЙСКОЕ ТХЭКВОНДО В ЧЕЛЯБИНСКЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ!

Йога и боевые искусства

26 Сен 2013

Одним из источников боевых искусств (БИ) дальнего востока справедливо считается йога. Часто и йогу и БИ называют ПУТЕМ ВОИНА, т.е. человека, стремящегося развиваться и совершенствоваться с решительностью и смелостью настоящего ВОИНА.

Не случайно в Бхагават-гите именно воину Арджуне объясняет Кришна Священную науку йоги.

«Относясь равно к успеху и неудаче, к победе и поражению, сражайся ради сражения, так ты избегнешь греха».

Эта идея – одна из основ йоги, изложенной в Бхагават-гите, во многом определила философскую основу боевых искусств.

Методы работы с телом, дыханием (следовательно, и с сознанием), возникшие в йоге, находили свое применение и в боевых искусствах. А многие упражнения, используемые в боевых искусствах, были включены в практику йоги (наиболее яркий пример – йога Шри Тирумалаи Кришнамачарьи).

»Хатха-йогой называется гимнастическая технология комплексного совершенствования тела и сознания, то есть того набора инструментов, за счет использования которого осознающее существо движется по Пути осознания.

Среди многих известных человечеству технологий интегрального совершенствования хатха-йога является одной из самых эффективных.»

В шиваистских, буддийских и даосских традициях техники хатха-йоги до сих пор считаются практиками высших уровней и содержатся в строгом секрете. Их раскрывают только особо посвященным.
К примеру, в горных монастырях Непала секретами практики хатха-йоги, как правило, владеют только настоятель и еще один-два ламы высших ступеней посвящения. Обычные монахи и ламы рангом пониже иногда даже не догадываются о самом существовании этих техник в традиции.
В Шаолиньском монастыре в Китае техники хатха-йоги считаются практиками архатов — великих мастеров высочайших ступеней посвящения.

В Индии, Таиланде, Вьетнаме и других государствах Юго-Восточной Азии именно хатха-йога в древние времена использовалась как одна из высших ступеней в технике общефизической и общеэнергетической подготовки отборных воинов — воинов-магов, чье участие в боевых действиях зачастую становилось решающим фактором.
Эти воины не только умели модулировать психологический настрой как своих, так и вражеских солдат, но также владели особым воинским искусством — посредством волевых манипуляций намерением они могли формировать ситуации, приводившие к неожиданному стечению совершенно случайных и непредсказуемых, но тем не менее роковых для противника объективных обстоятельств.

До сих пор ритуальными атрибутами странствующих по дорогам Юго-Восточной Азии монахов-шиваитов остаются трезубец и меч. Трезубец — это символ и оружие Шивы. Великий воин и фантастический любовник Шива традиционно считается хранителем и покровителем хатха-йоги.

А меч в ритуальной атрибутике садху — так называют в Индии бродячих монахов — это просто меч… Дело в том, что в старину целые кланы странствующих хатха-йогинов были кланами профессиональных воинов, своего рода «южноазиатских самураев» — средневековых «солдат удачи». Из них составлялись наемные ударные силы в феодальных войнах. Только в конце восемнадцатого — начале девятнадцатого века английским колонизаторам удалось хоть как-то «усмирить» их и превратить в относительно мирных монахов-бродяг. Так что эпизод с привлечением к битве за правое дело хатха-йогина в Ефремовском «Лезвии бритвы» — отнюдь не случаен. Видимо, писатель достаточно хорошо владел исторической информацией.





В древности и в средние века на территории современной Индии находилось множество отдельных государств, правители которых — раджи — постоянно между собой воевали. И каждый уважающий себя раджа наряду со специальными помещениями для занятий воинскими искусствами и борьбой непременно имел при дворе йога-шалу — специально оборудованное помещение для занятий хатха-йогой. В йога-шале под руководством опытного придворного мастера обучались удивительному искусству йоговской гимнастики будущие мастера-преподаватели хатха-йоги и профессиональные воины-лучники и воины-борцы, составлявшие царскую гвардию.

Придворный мастер хатха-йоги обычно являлся хранителем линии тайного знания. В официальной ученой иерархии того времени он имел степень, эквивалентную степени профессора в Европейской университетской традиции, и был одним из самых уважаемых лиц при дворе, учителем и наставником как самого раджи, так и членов его семьи. Считалось, причем не без веских на то оснований, что мастер хатха-йоги владеет неким особым глубинным знанием устройства Вселенной, недоступным человеку, «не закалившему тело и дух в горниле хатха-йоги». Недоступным по чисто биологическим причинам, поскольку у обычного человека просто не сформированы органы восприятия и свойства сознания, которые необходимы для получения и обработки информации, на основе которой это знание может быть развито.

Интересно, что традиция придворных йогинов-мастеров сохранилась до наших дней. Выдающийся мастер йоги профессор Шри Кришнамачарья был хранителем йога-шалы при дворе майсорского раджи, а основатель и наставник Вишваятан-Йогашрама, великий мастер и учитель йоги Дхирендра Брахмачари — «официальным придворным учителем йоги» семейства Ганди, до недавнего времени правившего Индией.

Не менее интересен другой факт. Оказывается, о хатха-йоге как составной части подготовки отборных воинов, компетентные специалисты отнюдь не забыли, хотя в среде эзотерических романтиков на Западе принято считать, что йога и искусство ведения войны никогда не имели никаких точек соприкосновения. Во время недавней поездки в Индию я познакомился с разработчиком и координатором учебных и тренировочных циклов по хатха-йоге, которые входят в обязательную программу подготовки офицеров и бойцов подразделений специального назначения Индийской национальной службы безопасности, полиции и вооруженных сил. Оказывается, в этой сфере работает целая команда прекрасно обученных компетентных специалистов.

По оценкам экспертов использование хатха-йоги в программе подготовки бойцов спецназа позволяет в пять раз сократить расходы времени, необходимого на специальную психологическую подготовку.

Естественно, сведения о том, что такое имеет место, и о том, как это делается, мягко говоря, широкой огласке не предаются. Ибо вся по-настоящему рабочая информация в этой области по-прежнему остается стратегической. К той йоге, которую индусы «сдали Западу», и которая сейчас распространилась в Европе и Америке под кодовым названием «классическая», сами современные индийские специалисты-профессионалы относятся весьма скептически. Они говорят: конечно, для здоровья очень полезно, однако это как бы далеко не классика, а так…

Если вы просто купите билет на самолет и отправитесь в Индию в поисках «настоящей йоги», вы, вероятнее всего попадете на уже проторенную тропу. Она ведет в хорошо организованные пункты выкачивания денег из наивных западных адептов, где вам впарят все ту же «классическую йогу для Запада». Подходы к реально рабочей информации ведут сквозь совсем другие двери… Причем войти в них не так-то просто. Скажем так, на улицу эти двери не выходят — ни на Западе, ни, тем более, на Востоке… Ибо Восток, как известно, дело тонкое…»

Вероятно, не все знают, что растяжка необходима не только при профессиональной подготовке спортсмена-единоборца, но и сама по себе является серьезной тренировкой. Если бойцу добавить в систему тренировок растяжку, йогу или другие подобные упражнения, благодаря этому он может поднять себя на абсолютно новый профессиональный уровень и стать полноценно развивающимся спортсменом. Йога – это наиболее комплексная и разносторонняя форма упражнений на растяжку, которая должна присутствовать в системе подготовки каждого единоборца на протяжении всей его спортивной карьеры.

Боец может стать совершенным спортсменом благодаря упражнениям из йоги. Особенно важна йога для бойцов-новичков, так как она активизирует не задействованные ранее мышцы и сухожилия. Йога делает тело гибким и выводит его на кардинально новый уровень. Медленные движения и дыхание во время занятий йогой могут ввести в заблуждение своей кажущейся простотой, но даже мягкие ее формы более сложны и требуют большего напряжения, чем выполнение многих упражнений из боевых искусств, таких как работа на боксерском мешке или прыжки со скакалкой. И независимо от того, опытный человек занимается йогой или нет, всегда есть необъятные горизонты ее освоения и применения.

йога и боевые искусства в ЧелябинскеАктивизация ранее пассивных нервных окончаний, сухожилий и мышц делает боксера сильнее, поскольку в работу включается все тело. Только тогда, когда боксер развивает все мышцы тела, он способен достичь 100% скорости, силы и гибкости. Это позволяет также сократить время восстановления после травм, поскольку йога активизирует огромное количество мышечных и нервных ресурсов, которые помогают поврежденным участкам тела быстрее восстановиться. Выполнять упражнения из йоги можно в любое время, благодаря чему спортсмен легко может планировать свои занятия и без труда совмещать йогу с основными тренировками.

Дополнительным преимуществом йоги является то, что она способствует правильному пищеварению и снижению избыточного веса, что очень актуально для спортсменов, которым требуется подойти к соревнованиям в определенной весовой категории. Можно навсегда забыть о сгонке веса в сауне или бане. Ведь теперь есть более простые способы держать себя в правильной весовой категории.

Тема взаимосвязи йоги и боевых искусств очень объёмна и многообразна. Данную статью можно считать первой попыткой обозначить вопросы для дальнейшего рассмотрения.

История

ИсторияПо наиболее распространённой версии возникновения боевых искусств (БИ), примерно в VI веке первый патриарх Дзен (санскр. Дхьяна, кит. Чань) Бодхидхарма пришёл из Индии в Китай и, остановившись в монастыре Шаолинь, создал систему упражнений, которая и послужила основой для дальнейшего развития шаолиньского ушу. Принято считать, что Бодхидхарма был йогом (некоторые востоковеды приравнивают ранний буддизм к йоге), да ещё и кшатрием по варне, а следовательно, владел каким-то боевым искусством. На этом основании, очень упрощая, историки БИ связывают их возникновение с индийскими боевыми системами, в частности «основой всего» принято считать калари пайатту. Конечно, подлинная история БИ во многом сложнее и многообразнее, но, к сожалению, достоверно восстановить её практически невозможно.

Общеизвестна связь аюрведы и йоги. Индийская, китайская и тибетская медицины имеют много общего, что, видимо, связано с их параллельным развитием в течение длительного исторического периода. Аюрведа является частью обучения, которое постигают воспитанники в залах калари пайатту.

Теоретические основы и практические приёмы китайской медицины являются органичной частью традиционных китайских БИ. Китайский цигун (работа с энергией, дыханием) часто сравнивают с пранаямой, называя эти китайские практики даосской йогой. Любопытно, что различные методики цигун в современной литературе принято разделять на:

  • цигун для духовного развития,
  • цигун для оздоровления,
  • боевой цигун.

Понятно, что такое разделение во многом условно. Но для современного человека данная классификация довольно удобна. Не случайно и йогу часто разделяют на:

  • йогу, как систему самосовершенствования,
  • йогатерапию,
  • йога-спорт.

Продолжая короткий обзор об исторических связях йоги и БИ, нельзя не сказать о йоге традиции Кришнамачарьи. Наиболее массовые школы современной хатха йоги появились благодаря деятельности этого великого гуру. О происхождении йоги Кришнамачарьи до сих пор ведётся полемика. Одно из мнений говорит о том, что динамические связки между асанами (виньясы) Кришнамачарья взял из системы подготовки индийский борцов (М. Сьёман «Динамические практики в классической йоге»).

Небольшая цитата из учебника Бхарадваджа «Въяяма дипика» (автор называет ее «попыткой возрождения индийской системы упражнений») «Первая глава… посвящена ходьбе, бегу, прыжкам в длину и высоту. Во второй главе говорится об упражнениях данда. Данда во многом походят на отжимания. Это очень древний вид упражнений, известный в йоге, как Сурья Намаскара. В них могут быть включены отдельные асаны, такие как Тадасана, Падахастасана, Чатуранга Дандасана и Бхуджангасана. Судя по всему, они послужили основой для виньяс Кришнамачарьи. В Индии их используют борцы…».

Философия

По теме философии йоги написано большое количество объёмных трудов. В данном кратком обзоре мы можем лишь изложить основные моменты, которые на наш взгляд объясняют связь йоги и БИ. Говоря о философии йоги необходимо понимать, что эта система, насчитывающая более чем 2 тыс. лет истории претерпевала различные изменения и трактовки школами, учителями, сектами и т.д. Например, общеизвестно, что йога Патанджали и йога Бхагаватгиты имеют определённые отличия. Не смотря на это, многие исследователи сходятся на том, что «Во всех индийских религиозно-философских системах конечным средством спасения является йога» (Избранные труды по буддизму).

В Бхагаватгите Господь Кришна, наставляя Арджуну перед битвой, говорит:

«Относясь равно к потере и приобретению,

К победе и поражению,

Сражайся ради сражения.

Так ты избегнешь греха».

Можно сказать, что данная идея непривязанности к результатам своей деятельности получила дальнейшее развитие во многих религиозных системах, в частности в буддизме, и во многом явилась основой воспитания воина на дальнем востоке. Сравним, например, с небольшой цитатой из трактата Хагакурэ («Сокрытое в листве» — средневековый трактат – кодекс самурая):

«Очень расчетливый ум недостоин уважения. Рассчитывать – это значит взвешивать и помнить, что можно потерять и что можно выиграть. Расчетливый ум никогда не сможет подняться над мыслью о корысти и убытках, а что есть смерть, как не убыток».

Самадхи, освобождение, осознание единства – так определяется конечная цель практики йоги. Идеалом БИ является мастер, осознавший своё единство с Целым Вселенной. Для даосско-буддистской картины мира характерна идея Небытия, Пустоты. Отсюда следует идея равенства – единства Человека и Вселенной. Осознавший, это единство обретает мощь всей Вселенной, становится воистину непобедимым. Помня об этом идеале просветлённого мастера, практикующий не должен забывать, что «путь воина означает смерть» (Хагакурэ), а смерть совсем необязательно является синонимом поражения.

На наш взгляд из вышеизложенного следует, что мастером, говоря упрощенно, следует считать не того, кто стал непобедимым, а того, кто действительно готов проиграть – умереть. Именно поэтому такой человек максимально опасен…

Сознание

Одно из определений йоги гласит: «Йога – есть остановка колебаний сознания».

«Дух человека должен быть подобен незамутненному зеркалу, с которого упражнениями следует стирать мельчайшие частицы мирской пыли»,- говорил основатель Айкидо Морихей Уэсиба.

Именно такое «остановленное» сознание, сознание-зеркало, точно и без искажений отражающее происходящее, даже перед лицом смертельной опасности, является целью практики в боевых искусствах.

В современной психологии существует понятие «потоковое сознание» (М.Чиксентмихайи «Поток. Психология оптимального переживания»). Говоря о потоковом сознании, имеют в виду способность не останавливаться вниманием на объектах, событиях, переживаниях и т.д., то есть на том, что обычно вызывает неконтролируемые колебания сознания. Таким образом, на наш взгляд, состояние потокового сознания не противоречит основной цели йоги. Позволим себе вставить цитату из книги «Поток»: «Поток и йога имеют много общего. В некотором смысле йогу можно считать тщательно построенной потоковой деятельностью. И поток, и йога нацелены на обретение состояния радости и полной самоотрешённости на основе концентрации, которая, в свою очередь, становится доступна через дисциплину тела. Некоторые критики, тем не менее, предпочитают подчёркивать различия между ними. Главное расхождение в том, что если поток преследует цель укрепление личности, то целью йоги, как и многих других восточных техник является избавление от Я. Самадхи, последняя стадия йоги, является лишь преддверием нирваны, состояния, в котором индивидуальное Я сливается со вселенской силой подобно тому, как река растворяется в океане. Таким образом, можно сказать, что конечные цели потока и йога диаметрально противоположны.

Но возможно, это противопоставление поверхностно. Ведь семь из восьми рассмотренных нами ступеней йоги представляют собой все более высокие уровни навыков управления собственным сознанием. Сама же стадия самадхи и, предположительно, следующее за ней освобождение, возможно, не так уж важны сами по себе. Ее можно считать лишь конечной целью, «оправданием» той работы, которой посвящены предыдущие семь стадий, подобно тому, как вершина горы важна лишь постольку, поскольку она направляет сам процесс восхождения – подлинную цель пути. Другой аргумент в пользу сходства этих двух процессов – необходимость контроля йогина над сознанием вплоть до последней стадии освобождения. Он не может освободиться от своего Я, не имея над ним полного контроля даже в сам момент освобождения. Избавление от Я, с его инстинктами, желаниями и привычками настолько неестественно, что достичь этого может только человек с предельной способностью контроля.

Таким образом, мы можем считать йогу одним из древнейших систематических методов достижения состояния потока. Конкретные детали того, как именно достигаются потоковые переживания, уникальны для йоги, как уникальны они для любого другого потокового занятия – от управления дельтапланом до автогонок…

… Ещё одна группа восточных практик, приобретших большую популярность на западе, — это так называемые боевые искусства… БИ сформировались под влиянием даосизма и дзен-буддизма, и все они основаны на мастерстве управления сознанием… те, кто хорошо владеет техникой боя, говорят, что бой становится подобен искусству, в котором свойственный повседневному опыту дуализм духа и тела сменяется их гармоничным единством и общей направленностью. И здесь мы вновь видим, что уместно рассматривать БИ как специфическую форму потока».

Теперь понятно, почему в традиционных японских (окинавских) школах практику единоборств считают разновидностью Дзен. Вспомним знаменитое изречение Оямы — «Каратэ это Дзен, Дзен это каратэ». Часто говорят: «Йога – путь воина», а БИ часто называют йогой борьбы.

«Если нет мира в душе, откуда взяться счастью?», — читаем в Бхагаватгите.

«Не имеющий гармонии в душе, проигрывает с самого начала», — учил Морихей Уесиба.

Метод

Есть в практике йоги и БИ ещё один очень важный аспект, связанный с даосско-буддистской идеей недеяния – у-вэй и современными представлениями о потоке. Грамотная практика асан йоги это не насилие над телом и сознанием, а регулярное создание необходимых условий для проявления желаемых результатов. Так, постепенное возрастание гибкости (как, кстати, и укрепление ударных поверхностей) связано с регулярной практикой, основанной на расслаблении, концентрации и совершенствовании умения управлять телом, а не на волевом форсировании тренировочного процесса, что характерно для спорта. В этом одно из проявлений принципа недеяния, как исключения лишних действий, не соответствующих возможностям человека. В спорте волевое усиление нагрузок часто приводит к перетренированности, болезням и травмам. Если оно и возможно, то только в случае уникальной физической одаренности спортсмена, при правильном построении тренировочного процесса, фармакологической поддержке и т.д.

Еще одно проявление принципа у-вэй – характерная для многих боевых искусств идея о необходимости «поддаться, чтобы победить», то есть создать такие условия в поединке, при которых агрессия и сила противника будут направлены против него самого.

«Дайте противнику атаковать так, как он хочет, разрешите ему двигаться туда, куда он движется, и позвольте ему упасть там, куда он стремиться» — наставлял Морихей Уэсиба. Обобщая вышеизложенное в разделе «Метод», можно привести следующую цитату: «Того, кто силой стремиться к успеху, ждут несчастья». (Го Юй. «Речи Царств»).

Тело

ТелоДля большинства занимающихся практика йоги ассоциируется в первую очередь с развитием гибкости. Гибкость не является самоцелью, но в хатха йоге её развитие всё-таки можно считать показателем определённого прогресса.

 

В процессе многовекового развития различные направления БИ приобрели свои характерные черты и особенности. Обобщая, можно сказать, что для подавляющего большинства видов китайского ушу характерен акцент на развитие подвижности, гибкости. Наличие этих качеств в ушу считается залогом здоровья и долголетия бойца и необходимым условием для правильного выполнения различных техник. Интересно, что развитие этих качеств, выходящее далеко за рамки возможностей не практикующего человека, характерно как для «внешних», так и для «внутренних» стилей ушу. Известно изречение Лао Цзы: «Все существа, и растения и животные, начинают жизнь гибкими и податливыми, а умирают жёсткими и закостеневшими.

Тело

Твёрдое и крепкое – то, что погибает, а нежное и слабое и то, что начинает жить». Идея преимущественного развития гибкости легла в основу таких современных спортивных дисциплин, как тайквондо и спортивное ушу. Не смотря на техническую и смысловую трансформацию современных спортивных дисциплин довольно легко установить внешнюю связь между ними и традиционными единоборствами. Также достаточно легко проследить взаимосвязь между отдельными упражнениями ушу цзибеньгун (базовая работа) и базовыми формами калари пайатту.

Говоря о работе с телом в йоге и БИ необходимо понимать, что существуют принципиальные отличия между подготовкой тела в этих системах и современных спортивных дисциплинах, например, в различных видах гимнастики и спортивных единоборствах. В йоге и БИ работа с телом, прежде всего, подразумевала сохранение и укрепление здоровья. В современных видах спорта эта цель отходит на задний план, уступая место достижению конкретных целей (кубки, медали, звания). Корректная работа с телом достигается в йоге прежде всего благодаря соблюдения всего двух требований к асанам: стхира и сукха. «Стхира» означает постоянство и бдительность. Под «сукхой» понимается способность чувствовать себя в той или иной позе комфортно. «Прекращением усилия асана достигается». (Йога-сутра Патанджали). В БИ существует подобное требование к освоению базовых позиций (стоек). Стойка или позиция должна стать устойчивой и удобной, только после этого можно переходить к изучению движений. Освоение этих принципов доведено до совершенства в даосских стилях ушу, которые часто называют даосской йогой.

Максимально обобщая, можно сказать, что в различных БИ используются более глубокие знания о человеческом организме, чем в современных видах спорта. Например, в большинстве традиционных школ используются специальные методы тренировки для развития «хара» (яп. «хара» — живот, силовой пояс, образованный мышцами брюшного пресса, тазового дна, поясницы и диафрагмы), что тесно связано с формированием естественной правильной осанки. Осанка в БИ в целом отличается от различных типов осанки, часто приобретаемых в результате специализации в тех или иных спортивных дисциплинах. В наиболее совершенных БИ правильная осанка является залогом успешного проведения приёмов, то есть создания условий для необходимого выброса силы и своевременности действий. С целью формирования этих навыков разработан целый ряд упражнений и методов тренировки, от столбового стояния в различных видах ушу до кихон (выполнение базовой техники) в каратэ. Развитие гибкости и подвижности, характерное для китайских стилей, говорит об их более тесной связи с индийскими боевыми системами и йогой.

Гибкость, подвижность, расслабленность и в то же время возможность моментально реагировать быстрым сильным точным движением является условием для реализации большого разнообразия технических действий, характерных для китайских стилей. Для японских (окинавских) видов единоборств характерны больший лаконизм и некоторое упрощение техник, но и при их исполнении отстройка тела не менее важна, чем отстройка в асанах. Результатом такой работы становится соединение тела и сознания. В каждом действии должна присутствовать гармония, триединство «тело-техника-дух» (яп. Син ги тай).

Йога и БИ искусства сегодня

Йога и БИ сегодня

В современном мире начинающий заниматься йогой чаще всего попадает в группу развития гибкости, а желающий изучать БИ – в секцию спортивного единоборства. С этих позиция взаимосвязь йоги и БИ проследить практически невозможно.

Судя по всему, в наиболее традиционных системах БИ (шаолиньское ушу, внутренние стили ушу, калари пайатту и др.) связь между ними и йогой боле очевидна. Многие мастера различных современных видов единоборств обращаются к практике йоги или традиционных систем БИ. Одним из первых, кто серьёзно интересовался йогой, был Г. Ямагучи (основатель японской ветви каратэ-до годзю-рю). В современном мире возникают новые направления, соединяющие единоборства и йогу. Например:

  • каратэ Хаджимэ Кадзуми включает в себя технику кекусинкай, практику ицюань и элементы кундалини йоги;
  • Будокон Кэмерона Шейна, в систему которого особым образом включена практика асан;
  • йога, тайдзицюань и цигун Дункана Вонга;
  • Шэдоу-йога Шандора Рэмэтэ;
  • йога и тайдзицюань Саймона Борг Оливера;
  • система Апнэа-Йога Александра Дудова, совмещающая практики йоги с методами тренировки фридайвера в её прикладном применении для развития возможностей сердечнососудистой и дыхательной систем и методов контроля внимания – качеств, необходимых в боевых искусствах.
  • многочисленные индивидуальные варианты сочетания практики единоборств и йоги, используемые разными мастерами «для себя». Например, см. книгу мастера Сео Йон-Нам «Смеясь покорять вершину».

P.S. В заключении приводим два любопытных изображения, соответствующих теме данной статьи:

   

Первоначальный вариант данной статьи напечатан в журнале «Йога» № 1 2008 г.

 

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.